Вопросы и Ответы

Каковы причины созыва VI Всезарубежного Собора?

Чтобы восстановить канонический соборный строй в нашей Церкви, нарушенный митр. Агафангелом.

В чем состоят канонические нарушения митрополита Агафангела ?

Согласно св. канонам, митрополит является первым среди равных ему епископов. Он облечен полнотой власти только в пределах своей епархии. У нас же митр. Агафангел, благодаря тому, что большинство архиереев являются его сторонниками, установил в Церкви свою личную диктатуру. По видимости, в нашей Церкви имеется Архиерейский Собор и Синод, но в действительности, все вопросы решаются митрополитом. Это недопустимое нарушение соборности в Церкви. Митр. Агафангел присвоил единоличную власть и использует ее во вред Церкви. Он без суда, часто заочно, налагает канонические прещения на неугодных ему епископов, клириков и мирян. Например: в 2014 г. в Ижевске все три приходских священника были бессрочно  запрещены, а их многочисленная паства, таким образом, оставлена без богослужения. В этом году, на июльском заседании Синода Владыки Андроник и Софроний заочно, без всякой вины были осуждены и лишены кафедр.

Что такое Всезарубежный Собор?

Мы считаем необходимым созыв Всезарубежного Собора , где будет дана оценка деяниям митр. Агафангела и его Синода и приняты шаги к восстановлению соборности. Согласно Положению о РПЦЗ, «В случае особой надобности Первоиерарх вместе с Архиерейским Синодом созывают Всезарубежный Церковный Собор, состоящий из епископов и представителей клира и мирян». Однако, в нашей ситуации, поскольку Собор будет созван для суда над митрополитом и его Синодом, последние не должны принимать участия в подготовке Всезарубежного Собора.

Может ли Всезарубежный Собор иметь судебные функции?

Согласно "Положению о РПЦЗ", митрополит подсуден Архиерейскому Собору РПЦЗ, под председательством старейшего иерарха. Причем, требуется, чтобы число архиереев, обвинителей митрополита, было не менее 1/3 состава Архиерейского Собора. О последнем указании можно сказать, что оно непонятно, откуда взято. Оно не только не основано на св. канонах, но и противоречит им. Например: "Аще на митрополита области епископ или клирик имеет неудовольствие: да обращается или к экзарху великия области, или к престолу царствующаго Константинополя, и пред ним да судится". (4-й Всел. Собор. 9-е правило). То есть один епископ или клирик могут потребовать суда над митрополитом перед вышестоящей инстанцией.

Нужно сказать, что мы находимся в чрезвычайных обстоятельствах. Не существует канонических указаний, предписывающих, как следует действовать в подобной ситуации. Очевидно, что Архиерейский Собор РПЦЗ, состоящий в большинстве из сторонников митрополита, не может вынести объективного решения по поводу канонических нарушений митр. Агафангела.

     Согласно Положению о Управлении Российской Церковью, "В Православной Российской Церкви высшая власть — законодательная, административная, судебная и контролирующая — принадлежит Поместному Собору, периодически, в определённые сроки созываемому, в составе епископов, клириков и мирян. ... Патриарх, вместе с органами церковного управления, подотчётен Поместному Собору".

Поместному Собору, в составе епископов, клира и мирян, в РПЦЗ соответствует Всезарубежный Собор, с участием клира и мирян. Решения как Поместного, так и Всезарубежного собора, вступают в силу после утверждения Архиерейским совещанием.      Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что Всезарубежный Собор имеет право вынести решение по делу митр. Агафангела, которое будет затем утверждено Архиерейским совещанием, состоящим из архиереев, не причастных к каноническим нарушениям Синода. Митр. Агафангел был избран на Всезарубежном Соборе, и теперь Собор в праве призвать митрополита дать отчет о своих деяниях.

Чем займется Предсоборная комиссия?

На Епархиальном Совете Сиракузской и Канадской Епархии было сделано решение о начале подготовки Всезарубежного Собора, и была избрана Предсоборная Комиссия, включающая епископов, священников и мирян.  Эта Предсоборная Комиссия определит точную дату и место проведения Собора и разработает повестку дня, которая будет включать следующие основные вопросы:  

 1. Оценка деяний митр. Агафангела и его Синода.

 2. Рассмотрение несправедливых прещений, наложенных митр. Агафангелом и его Синодом на архиереев, клириков и мирян нашей Церкви.

 3. Приглашение к диалогу всех частей РПЦЗ для преодоления недоразумений и разделений, с целью объединения в Евхаристии всех верных чад Церкви.

 4. Восстановление канонического соборного строя Церкви.

 5. Учреждение Церковного Суда.

Митрополит Агафангел не проповедует ереси, вы не имеете права от него отделяться.

14-е правило Двукратного Константинопольского собора гласит: «Если какой-нибудь епископ, поставляя предлогом вину своего Митрополита, прежде соборного рассмотрения отступит от общения с ним и не будет возносить имя его, по обычаю, в Божественном тайнодействии, — о таковом святой Собор определил; да будет низложен...»

     Таким образом, это правило запрещает епископам прекратить поминовение митрополита, обвиняемого в каком либо грехе, прежде чем он будет осужден собором.      Следующее, 15-е правило указывает на единственное исключение: «когда он проповедует ересь всенародно». В таком случае подчиненные клирики должны прервать общение с еретиком.

     Почему-то это правило неверно толкуют в том смысле, что если архиерей не еретик, то нужно терпеть от него все. Как будто православие дает иммунитет делать любые беззакония.

    Почему-то упускают из вида, что правило требует поминать его не неопределенное время, а только до «соборного рассмотрения», т.е. до суда. По церковным канонам, обвиняемый, в каком бы высоком сане он ни состоял, должен предстать перед судом. Причем каноны требуют, чтобы суд не откладывался на долгое время.

     Обвинения на митр. Агафангела выдвигались многократно, но он пользуясь поддержкой большинства архиереев, избегал суда. По этой причине стал необходимым Всезарубежный Собор. До созыва Всезарубежного Собора Вл. Андроник продолжает возношать имя митрополита за литургией.

     Впрочем, и в древности были примеры, что священник разрывал общение со своим епископом не из-за догматической ереси. Например, св. Феодор Студит прерывал общение с патриархами Тарасием и Никифором не из-за догматической ереси, а из-за того, что они имели общение с пресвитером Иосифом, обвенчавшем прелюбодейный брак царя Константина.

Те кто твердят, что только наличие ереси может быть причиной отложения от епископа, очевидно, забывают о таком явлении как Сергианство.  Сергианство – не догматическая ересь, однако, оно страшнее любой ереси, потому что, сохраняя, по видимости, догматы и каноны, уничтожает самую сущность христианства.

     В прежние времена диавол боролся с Церковью догматическими ересями. В настоящее время его тактика другая. Современные люди не интересуются догматами, и догматические ереси никого не привлекут. Великий соблазн нашего времени – это церковь-подделка, по-видимому вполне каноничная и православная, но чуждая духа Христова. Там где царит ложь, лицемерие, немилосердие и своекорыстие, не может быть Христа.

Каковы бы ни были ваши намерения, вы устраиваете раскол.

Раскол уже давно сделан, еще в 2014 г., митр. Агафангелом. Тогда из-за несправедливых прещений два епископа и несколько священников с паствой прекратили поминовение митрополита. Впрочем, они заявили, что не отделяются от Церкви, но переходят на вынужденное самоуправление.

Сейчас повторилась та же ситуация: теперь прещениям подверглись Вл. Андроник и Вл. Софроний. Так митрополит отсекает от Церкви одну часть за другой. Почему это происходит? Митр. Агафангел навязывает Церкви свою волю, что неизбежно вызывает сопротивление церковного народа. Тогда митрополит отсекает от Церкви непослушных. Такое сопротивление прихожан  происходит не от властолюбия или непослушания. Хранителем благочестия в Церкви является народ, и всякая попытка поработить духовную свободу Церкви встречает отпор . Это здоровая реакция церковного организма.

В сущности, то, что происходит у нас, неправильно называть расколом. Обыкновенно, когда происходит раскол, церковная власть делает все возможное, чтобы удержать отступающих от единства. У нас же, напротив, митр. Агафангел выталкивает непокорных, чтобы избавиться от них. С какой целью митр. Агафангел налагает прещения на епископов, священников и мирян? – Чтобы выбросить их из Церкви. Например, когда он запретил всех трех священников в Ижевске, на что он рассчитывал, если не на то, что они уйдут?

Митрополит всегда действует по следующему простому сценарию: он налагает на неугодных клириков несправедливые прещения, которым они не могут подчиниться (например, как могли священники в Ижевске оставить своих прихожан без службы?). А когда запрещенные не подчиняются, он объявляет их ушедшими в раскол. Какое лицемерие! Подобно тому, как митр. Агафангел сделал Синод своим послушным орудием, точно так же он хочет поработить себе и всю Церковь, избавляясь от непослушных и продвигая своих сторонников.

Так что это не раскол, а непрерывная «чистка» Церкви от нежелательного элемента, проводимая митрополитом для превращения ее в покорное стадо.

Даже если это правда, что вы уходите не по своей воле, а митрополит избавляется от вас, но все-таки вы окажетесь  вне Церкви.

По всей видимости, на архиерейском соборе в Одессе в октябре 2016 г. наши архиереи будут запрещены. Следовательно, они сами и священники, их поминающие, не будут более иметь возможности сослужить с духовенством, остающимся в юрисдикции митрополита Агафангела. Это будет очень больно для нас, однако, такое административное разделение нельзя называть разделением Церкви или отделением от Церкви.

Мы веруем, что Церковь едина. Совместное служение литургии – это только одно из видимых проявлений единства Церкви, но не само единство. В некоторых случаях это видимое проявление может быть утрачено, но единство Церкви при этом не нарушается. Вот как разсуждает об этом прот. Михаил Помазанский в своей книге «Православное Догматическое Богословие»:

«Не нарушается единство Церкви из-за временных разделений недогматического характера. Разногласия среди церквей возникают нередко из-за недостаточной осведомленности, неправильных сведений. Затем, к временному прекращению общения побуждают иногда личные заблуждения отдельных иерархов, возглавляющих ту или другую поместную церковь, нарушения ими канонов Церкви или установленного древней традицией подчинения одной территориальной церковной единицы другой. Более того, жизнь показывает нам возможность таких внутрицерковных потрясений в поместной церкви, которые препятствуют нормальному общению других церквей с данной поместной церковью до выявления и торжества защитников подлинной православной истины. Наконец, связь между церквами может быть иногда надолго нарушена политическими обстоятельствами, как это не раз бывало в истории; в таких случаях разделение касается только внешних отношений, но не затрагивает и не нарушает единства духовного, внутреннего».

Почему тогда митрополит Агафангел называет вас раскольниками?

В статьях, появляющихся на Интернет-Соборе, митрополит Агафангел часто называет нас раскольниками и приводит цитаты из св. Отцов, осуждающие раскол. Это не более, как пропагандный прием, рассчитанный на неосведомленного читателя. Владыка отлично знает, что разделение, происходящее у нас, не является расколом.

Раскол – это нарушение единства с Церковью по причине, не связанной с догматами веры.  Различие раскола от ереси в том, что при расколе те, кто прерывают общение с Церковью, сами держат православные догматы. Тем не менее, отделение от Церкви при расколе не менее глубокое. Возьмем как пример раскол в русской Церкви в 17 в: старообрядцы не считают «никониан» (т.е. нас) православными христианами. По их понятиям, православная Церковь – это только они. Для старообрядца причастие в «никонианском» храме – это осквернение.

Теперь посмотрим на наше положение. Мы считаем митр. Агафангела нарушителем канонов, но не говорим, что он и подчиняющееся ему духовенство находятся вне Церкви или что их таинства безблагодатны. Хотя мы по совести не можем исполнять указов митрополита Агафангела, но мы считаем себя находящимися в одной Церкви с ним. Где же здесь раскол?

Когда вас запретят, ваши таинства станут недействителны

Те, кто так думают, вероятно, полагают, что митрополит Агафангел и его синод являются какими-то распределителями духовной благодати, и кого захотят, могут лишить ее.

Если запрещение наложено за какие-либо преступления, по канонам, то оно согласно с волей Божией и имеет духовную силу. Но если запрещение наложено на невинных, лишь по произволу и злой воле запрещающего, то оно недействительно. Такое незаконное запрещение послужит во осуждение самому запретившему, ибо он дерзнул духовную власть, данную ему для созидания Церкви, использовать для разорения ее. «Они проклянут, а Ты благословишь», - говорит псалом (Псал. 108, 28).

Вспомним, что святители: Иоанн Златоуст, Филипп митрополит Московский, патриарх Никон, митрополит Арсений Мацеевич – все были осуждены и лишены сана соборами православных архиереев. Митрополит Арсений, обличавший императрицу Екатерину Великую, был лишен сана и монашества, переименован Андреем Вралем и посажен пожизнено в крепость. А когда он умирал в каземате, священник, приглашенный причастить его, увидел видение: перед ним, вместо узника, был митрополит в полном облачении.

Духовные дары отличаются от материальных благ тем, что их никто не может у нас отнять. У нас можно отнять имущество, можно даже лишить нас жизни. Но духовного отнять у нас никто не может. Только мы сами можем лишиться дара духовной благодати, если впадем в какие-либо грехи.

Что же, разве митрополит не имеет права запретить священника?

Митрополит имеет право запретить священника в своей епархии. Но запрещенный священник имеет право на независимый, беспристрастный церковный суд. Он имеет право отвода судей, т.е. если священник подозревает кого-либо из судей в нерасположении к себе, он может потребовать, чтобы это лицо было заменено на другое. Если он не останется доволен приговором суда, он имеет право на апелляцию. Причем, митрополит не может иметь никакого отношения к этому процессу судопроизводства.

У нас же в Церкви нет даже и намека на этот канонический порядок. Просто митрополит Агафангел кого хочет бессрочно запрещает, и это все. Повидимому, митрополит считает, что его приговор окончательный и неизменный, как последнее Божие определение в день Страшного Суда. Самое возмутительное то, что митрополит обычно сам ответно судит тех, кто требует церковного суда над ним. Как может обвиняемый выступать в роли судьи над своими обвинителями?! Таким образом посылается ясный месседж: всякого, кто посмеет жаловаться, ждет расправа. Короче говоря, у нас беззаконие и насилие возведены в норму и закон.

Должен ли запрещенный священник подчиниться запрещению и не служить? - Должен не служить до суда, который, по канонам, должен быть назначен в кратчайший срок. Но у нас ни о каком суде нет и речи, запрещения налагаются митрополитом бессрочно, и нет никакой возможности освободиться от запрещения, разве что, став перед митрополитом на колени. Поэтому запрещенный священник поступит законно, если проигнорирует такое запрещение, наложенное вопреки канонам. Подчиниться запрещению означало бы смириться с беззаконием и способствовать укреплению установившейся диктатуры.

Не говоря уже о том, что митрополит Агафангел, запрещая священников, оставляет их прихожан без богослужения. Как могли, например, все три священника в Ижевске, запрещенные митрополитом, подчиниться запрещению, кто бы их заменил в их приходе?

Потому и созывается Всезарубежный Собор, чтобы восстановить канонический порядок в Церкви, учредить Церковный Суд и дать возможность получить оправдание перед Собором всем прежде осужденным.

Архиерейские соборы возвещают нам волю Божию, мы должны подчиняться их решениям.

Епископы имеют власть в Церкви учить и управлять. Но когда епископ учит, он не свое учение преподает, а учение Христово. Если он станет проповедовать что-либо не согласное с учением Церкви, то верующие обличат его как еретика. Так же, когда епископ управляет, он не свою волю навязывает Церкви. Церковь управляется Св. Духом, а не человеческой волей. Апостолы, издавая свои постановления, писали: «Изволися Св. Духу и нам...». Кощунственно думать, что Церковь управляется людьми, человеческой волей, как всякая другая мирская организация. Сохранилось высказывание блаж. митр. Антония: «Церковью управляет Св. Дух, а архиереи ему мешают».

Как же епископы, будучи обыкновенными людьми, могут знать, что угодно Св. Духу? - Они не могут этого знать, поэтому должны действовать со страхом Божиим, всегда имея в виду, что их указы могут быть не согласны с волей Божией. Они должны быть готовы отказаться от своих решений, если видят, что церковный народ не принимает их. «Хранитель благочестия в Церкви есть самое тело Церкви,  то есть самый народ» (Окружное послание Восточных патриархов).

«Епископ управляет народом Божьим не от своего имени... а управляет от имени Бога, как Им поставленный «во Христе» на служение управления. Имея харизму рассуждения и испытания, народ свидетельствует, что все совершающееся в Церкви под водительством его пастырей происходит согласно воле Божьей по откровению Духа... В древней церкви служение свидетельствования выражалось в согласии на то, что должно совершиться в Церкви, и в принятии (рецепции) того, что в ней совершилось, как отвечающее воле Божьей...Церковь живет и действует не волей человеков, а волей Божьей. Согласие и рецепция означало свидетельство Церкви, что предстоятели действуют и управляют согласно воле Божьей». (Прот. Николай Афанасьев)

Таким образом, служение управления принадлежит епископам, а служение принятия (рецепции) – церковному народу. Напротив, у нас митрополит, встречая сопротивление народа своим указам, объясняет это происками врагов. Отсюда его деятельность можно описать, как непрестающую войну с церковным народом.

Как можно отступать от канонической церковной власти!

​ Каноны составлены для созидания Церкви, для того, чтобы отношения членов Церкви между собой строились на основании Евангелия. Книга канонов является продолжением Евангелия и писаний Апостольских и имеет тот же дух. Нельзя смотреть на церковные каноны, как на свод формальных правил.  Буква канонов не имеет никакого значения, если нет деятельности по заповедям Евангелия. Отречение от заповедей Евангелия равносильно отречению от Христа, потому что Христос таинственно являет Себя в Своих заповедях.

Христос есть Истина и Любовь; что же сказать о церковной власти, для которой обычны ложь и насилие? Какая польза в формальной каноничности, когда созидается пародия на Церковь: церковь без Христа? Деятельность Одесского синода противоречит духу Евангелия, причем, нам предлагают принять это положение как правильное и согласиться с ним. Нас вынуждают принять ложь как истину, насилие как справедливость. Церковь митр. Агафангела становится маленькой агрессивной копией Московской Патриархии.

Наше положение можно сравнить с тем, в котором оказались новомученики по отношению к митр. Сергию (Страгородскому). По букве канонов он представлял законную власть, однако новомученики отступили от общения с ним. Михаил Новоселов, тайный епископ и новомученик, так говорит о тех, кто не имел силы прервать общение с митр. Сергием: «Эти люди...опутали себя канонами, которые являются для них не оградой церковной правды, а кандалами последней. (Они говорят:)  "М. Сергий затягивает петлю на русской Церкви, но мы бессильны противиться, так как он каноничен". Чудовищные слова».

Обращаясь к нашему положению, можно сказать нечто подобное, что митрополит заключил нашу Церковь, как в каноническую ловушку, в порочный круг архиерейских синодов и соборов, собирающихся с тем, чтобы осуждать невиновных. По букве канонов, нет возможности выйти из этой ловушки.

Замечательно, что держащиеся буквы канонов не могут предложить никакого выхода из настоящего церковного кризиса. Их можно разделить на две группы. Одни утверждают, вопреки очевидности, что все у нас прекрасно, как и должно быть. Т.е. нам предлагается закрыть глаза, засунуть голову в песок и поверить, что корабль не тонет, а совершает благополучное плавание. Другие соглашаются, что ситуация в Церкви мрачная, но говорят, что нужно все терпеть: Церковь пережила монголов и турок, переживет и тяжкое иго одесского синода. Это мнение разумнее первого, но так же неприемлемо. Таким можно ответить, что Церковь пережила трудные времена не благодаря соглашательству с неправдой, а благодаря мужественным и бескомпромиссным мученикам и исповедникам. Было бы абсурдно ради формального соблюдения канонов смириться с тем, что уничтожается Церковь.

На вебсайте Интернет-Собор приводят многие цитаты из св. отцов, осуждающие ваш раскол.

Всякое разделение в Церкви это трагедия, на каком бы уровне оно ни происходило. Но не всякое разделение является расколом в том смысле, о котором говорят каноны и св. Отцы.

Те кто, говоря о настоящем церковном разделении, называют его расколом, сознательно или несознательно совершают подмену понятий. Расколом называется нарушение единения с соборной Церковью. Те, кто называют нас раскольниками, тем самым показывают, что они считают, что Одесский синод - это Российская поместная Церковь. Но такое мнение абсурдно. РПЦЗ от самого своего основания всегда исповедывала себя лишь частью Российской Церкви. Когда же РПЦЗ слилась с Московской Патриархией в 2007 г., те, кто не согласился с этим шагом, оказались разделенными на множество церковно-административных единиц, обычно называемых «осколками». Так что Одесский синод – не вся Российская Церковь, а лишь «осколок» от ее части.

Раскол страшен тем, что он есть отпадение от соборной Церкви. Если отделение от Одесского синода – есть отпадение от соборной Церкви, то, следовательно, все, кто не имеют общения с Одесским синодом, находятся вне Церкви. Однако, сам митрополит Агафангел никогда не придерживался таких взглядов. Напротив, и в своих заявлениях, и действиях он признавал относительную каноничность других «осколков» (каноничность всех имеющихся «осколков», включая Одесский синод, можно оспаривать в большей или меньшей степени). Например, митрополит Агафангел принял в сущем сане, без хиротесии, епископов: Дионисия, Иринея и Анастасия, рукоположенных в иных «осколках».

Таким образом, отделение от синода митрополита Агафангела не является отпадением от Церкви, т.е. расколом, и прилагать «страшные» цитаты из св. отцов к нашей ситуации, есть намеренная или ненамеренная мистификация.

Как же нужно называть подобные разделения внутри «осколков»?

На этот вопрос нельзя дать обоснованный канонический ответ, по той простой причине, что само существование «осколков», т.е. автономное существование микроскопической церковной юрисдикции, в канонах не предусмотрено. Это не должны забывать те, кто любит смело рассуждать о канонах и прилагать каноны к нашему положению. Каноны изображают соборную Церковь в единении поместных Церквей, и различные раздробленные группировки раскольников, отщепенцев от Церкви. В наше же время, напротив, то, что мы считаем соборной Церковью, имеет вид раздробленных «осколков», не имеющих общения между собой. Разделение внутри «осколков» можно назвать «церковно-административное разделение».

Через разрыв с Одесским синодом мы потеряем общение с семьей анти-экуменистических Церквей?

Это очень печальное обстоятельство. Однако, отсюда нисколько не следует, что мы из-за этого разрыва отпадем от Церкви. Чтобы убедиться в этом возьмем, например, синод архиеп. Тихона (Пасечника), не находящийся в общении с синодом Каллиника. Зададим себе вопрос: почему? Разве он менее православный, чем Одесский синод? - Вовсе нет. Объясняется это лишь обстоятельствами церковно-политической конъюнктуры, о которых нет нужды здесь распространяться. Т.е. тот факт, что именно Одесский синод, один из всех других «осколков», находится в общении с синодом Каллиника, - это не более чем историческая случайность, из которой нельзя делать каких-либо канонических выводов. Не нужно забывать и тот факт, что греческие истинно-православные Церкви также находятся в подобном «осколочном» состоянии. Например, вряд ли архиереи Синода Противостоящих согласятся с тем, что прежде их соединения с синодом Каллиника, они находились вне Церкви и их таинства были недействительны.

Какие есть основания, чтобы называть собор, созываемый двумя епархиями РПЦЗ, Всезарубежным?

Прежде всего в этом названии - дань традиции. В Зарубежной Церкви соборы с участием духовенства и мирян охватывали все зарубежье и назывались Всезарубежными. Они созывались с особенной целью, в особые исторические моменты. За всю историю Зарубежной Церкви до 2007 г. таких соборов было четыре.

Пятый Всезарубежный Собор уже не включал всех несогласных с решением синода митр. Лавра о соединении с Московской Патриархией. Этот Собор избрал своим предстоятелем митр. Агафангела. Поскольку наш Собор созывается с целью в том числе и оценки деяний митр.Агафангела, то уместно дать ему наименование 6-го Всезарубежного.

Предсоборная комиссия осознает, что название этого Собора не отражает его характера наилучшим образом. Но это название в полной мере передает намерения его устроителей. Мы считаем задачу по восстановлению полноты Церкви общим делом всех осколков. Все они приглашены на собор.

Темы, которые будут включены в повестку Собора, касаются всех частей Зарубежной Церкви. Мы отдаем себе полный отчет в том, что во многих осколках на наше начинание смотрят со смешанными чувствами. Тут и сомнения, и недоверие, и десятилетиями складывавшиеся стереотипы, и нежелание нарушать установившийся баланс. Поэтому для нас готовящийся собор лишь первый шаг на пути к совместному решению и административных, и вероучительных вопросов.

Интерес, который проявляют к нашему Собору представители других юрисдикций, говорит о том, что они оценили наше искреннее стремление к воссоединению разбросанных по миру частей Русской Зарубежной Церкви.

Почему мы не приняли предложение митр. Агафангела созвать Всезарубежный Собор в Одессе

Нас (Предсоборную Комиссию) не раз обвиняли в том, что мы вопреки канонам созвали Всезарубежный Собор, отказавшись от предложения митр. Агафангела созвать Всезарубежный Собор под его председательством.

На это обвинение можно ответить, что главной причиной созыва Всезарубежного Собора были нестроения, внесенные в Церковь каноническими нарушениями самого митр. Агафангела. Как мог бы в таком случае митр. Агафангел председательствовать на Соборе, созванном для разбирательства его собственных нарушений? Это несогласно не только с канонами, но и со здравым смыслом! Всезарубежный Собор в Одессе стал бы лишь еще одним дорогостоящим спектаклем за церковный счет.

По Положению о РПЦЗ митрополит подсуден Архиерейскому Собору. Однако, как было сказано в Резолюции 6-го Всезарубежного Собора, «Архиерейский Собор в нынешнем составе показал себя неспособным противостоять диктатуре митр. Агафангела и восстановить соборность в Церкви. Члены Архиерейского Собора явились активными или пассивными соучастниками неканонических деяний митрополита и несут за них ответственность.»

Последним недостойным деянием Архиерейского Собора было то, что они единогласно подписали резолюцию, обвиняющую архиеп. Андроника и архиеп. Софрония и подчиненное им духовенство в ереси «схизмоэкуменизма». Еретики чужды Бога и Церкви, поэтому обвинение в ереси очень и очень серьезно. Обвинив своих собратьев в ереси без всяких оснований, единственно из угодничества перед митрополитом, одесский Архиерейский Собор, по нашему мнению, окончательно потерял всякий духовный авторитет.

Цинизм этого обвинения в ереси в том, что митр. Агафангел сам последовательно высказывал взгляды, за которые он назвал нас еретиками. Забавно, что сам же он за эти взгляды был обвинен в ереси. Вот что писалось о нем в 2011 г. в Информационном листке Южно-Российской Епархии РПЦЗ(В) (http://soborrussia.ucoz.ru/news/o_polozhenii_rpc_segodnja/2011-03-22-17)

«Мне искренне жаль тех, кто ему (митр. Агафангелу) доверился. Искренне жаль и тех, кто верит его еретическим тезисам о том, что все отпавшие от РПЦЗ расколы являются ее частями, которые он пытается объединить под единым началом. Разве это не экуменическая «теория ветвей», только в другой интерпретации? Поэтому, чтобы не соблазниться еретическими воззрениями вл. Агафангела, следует еще и еще раз напомнить тем, кто его еще не распознал – берегитесь волков в овечьих шкурах». (Доклад о. В. Рожнова)

Не отсюда ли и происходит это обвинение нас в «схизмоэкуменизме»?

Слава Богу, все это уже позади! Всезарубежным Собором расчищена дорога для соборной, канонической церковной жизни, свободной от лжи, интриг и лицемерия